Хуже старухи-процентщицы

7f50299fac67513a49b68df7e2bd5d87Больше половины финансовых организаций на Дону обманывают своих клиентов при выдаче кредитов
Потребительский кредит, даже очень небольшой, всего 13 тысяч рублей, едва не привел семью из Ростова-на-Дону к потере жилья. Именно такая сумма понадобилась 44-летней Наталье М. (близкой знакомой автора) на пылесос. Все доводы, почему не надо брать в долг, разбивались о железный аргумент: у меня в школе была «пятерка» по математике, я все просчитала.

Поначалу она исправно выплачивала проценты — 1,5 тысячи рублей в месяц. Потом в кредитную организацию стал «не вовремя поступать платеж», а доказать, что оплата производилась в срок, Наталье не удалось. Как образовался долг 560 тысяч рублей, разобраться нелегко, но в кредитной организации доходчиво объяснили: теперь у вас идет процент на процент. Незамедлительно позвонили коллекторы и интеллигентно посоветовали продать квартиру.

До трагедии не дошло, никто не выставлял в соцсетях почку на продажу и не продавал дедушкины ордена. Однако долг погашаем теперь всем миром.

Зачастую кредитные организации Ростовской области поступают со своими заемщиками, как наперсточники. Нужны наличные? Бери и уходи. Кредиторов не интересует, как заемщик будет отдавать долг и зачем ему необходимы деньги. При этом больше половины кредиторов обманывают своих заемщиков.

Таковы результаты исследования рынка кредитных услуг и состояния прав российских заемщиков, проведенные Международной конфедерацией обществ потребителей (КонфОП).

— По нашему заданию тайные покупатели попытались воспользоваться финансовыми услугами в крупнейших кредитных организациях регионов, в том числе и в Ростовской области, — рассказал председатель правления КонфОП Дмитрий Янин. — Вырисовалась не слишком позитивная ситуация. 54 процента кредиторов так или иначе обманывают своих клиентов. Например, уйти из банка с займом, но без страховки немыслимо. Дополнительные услуги навяжут в любом случае. При этом часто банки настаивают на покупке полиса в компаниях, входящих в холдинг. В прошлом году на страховании жизни один из российских банков собрал таким образом 44 миллиарда рублей. Это уже называется не страховой бизнес, а дополнительная ставка по кредиту. Страхуют, кстати, только от «похищения марсианами», а реальный риск, например смерть от хронического заболевания, в число страховых случаев, как правило, не входит. Надо очистить рынок от таких страховок и «токсичных» кредитов.

При этом, по данным «РИА-Рейтинг», Ростовская область с точки зрения закредитованности считается вполне благополучной.

В 2016 год регион занял 11-е место в России по доле просроченной задолженности населения по банковским кредитам. Доля просрочки перед банками на начало 2017 год составила 9,73 процента. При этом задолженность на одного человека достигла 63,6 тысячи рублей. Однако Дон входит в первую десятку субъектов РФ по активности микрофинансовых организаций, а это уже довольно тревожный показатель.

В ходе исследования, проведенного КонфОП, выяснилось, что банки «играют» с диапазонам ставок, указывая в рекламных проспектах минимальные цифры, что создает у потребителей иллюзию доступности кредита. Разброс от 15 до 40 процентов. Однако тайные покупатели занять деньги по минимальной ставке не смогли.

— Если пересчитать ставку кредита, из-за которой лишилась жизни старуха-процентщица из «Преступления и наказания», то окажется, что это были лишь 120 процентов годовых, а не 799 процентов, под которые выдают займы нынешние ростовщики, — добавил Янин. — Эксперты считают, что первый признак «хороших» кредитов — не более чем 100-процентная доходность, если это быстрые займы. Второй признак — банки или микрофинансовые организации не должны выдавать деньги тому, кто будет тратить на выплаты больше четверти ежемесячного дохода. Но по факту сегодня у наименее обеспеченных граждан на выплаты по кредитам идет свыше трети дохода. Получается, что термин закредитованности относится к бедной части населения. Среди наиболее финансово уязвимых граждан выделяют потребителей с низким уровнем образования, молодежь, жителей сельской местности и трудовых мигрантов. Особенно много должников в бюджетной сфере: учителя, медсестры и воспитатели детских садов. Это так называемые золотые заемщики, ведь с работы бюджетника уволить сложнее, чем продавщицу в ларьке.

По данным НБКИ, на время вступления в силу закона о банкротстве в сентябре 2015 года в стране было 460 тысяч семей, которые не платили более трех месяцев по кредитам, превышавшим полмиллиона рублей.

— К февралю 2017 года уже почти 700 тысяч российских семей попали в категорию потенциальных банкротов, — добавил Янин. — 61 процент из них погрязли именно в потребительских кредитах. Начали с чайника, потом купили холодильник, поменяли окна, поехали на отдых, приобрели шубу — в общем, зажили. В результате набрали долгов на сумму свыше полумиллиона, а обслуживать кредит не могут. По сути это люди, которые являлись локомотивом потребительской экономики. Процедура банкротства могла бы стать выходом из тупика, но, к сожалению, она не работает. 95 процентов потенциальных банкротов не воспользовались предоставленной государством возможностью снять с себя долги, потому что эта процедура чересчур сложна и цена ее довольно высока.

Комментарий

Ирина Рукавишникова, заместитель председателя Заксобрания региона, председатель комитета по законодательству, государственному строительству и правопорядку:

— Депутаты Законодательного собрания Ростовской области готовы поддержать законопроект о создании в РФ института финансовых омбудсменов. В качестве основной задачи финансового омбудсмена предполагается внесудебное рассмотрение споров, возникающих между финансовыми организациями и их клиентами. Также наличие института омбудсменов предполагает проведение консультаций для граждан, которые еще только желают вступить в какие-либо финансовые отношения и, возможно, после беседы с экспертом выберут другие условия кредитования или не примут такого решения вовсе.

Источник: https://rg.ru/