Требования потребителя о взыскании убытков за некачественное оказание медицинской помощи, компенсации морального вреда

Требования потребителя о взыскании убытков за некачественное оказание медицинской помощи, компенсации морального вреда подлежат удовлетворению при условии предоставления доказательств, подтверждающих, что вред был причинен в результате не предоставления полной и достоверной информации при оказании медицинской услуги.

06.06.2008 г. между истицей и ответчиком заключен договор на оказание платных стоматологических услуг. 25 июня 2008г. проведено пломбирование корневого канала 16 зуба с использованием стоматологического материала, содержащим цемент, стоимость лечения – 3905руб. 31.07.2009г. в области верхней челюсти справа в месте расположения 15 зуба истцу был установлен имплант, сумма услуги – 25365руб. 31.08.2009г. в области установления импланта появились боли, зуд, дискомфорт, чувство распирания. 14.09.2009г. срочно госпитализирована в стационар ГКБ № с диагнозом: острый правосторонний гнойный одонтогенный гайморит, проведена срочная операция – гайморотомия, при которой установлено, что острый гайморит возник из-за некачественного стоматологического лечения ответчиком, в результате которого в пазухе носа справа у истца сформировалось инородное тело.

Истец, ссылаясь на нарушение ее прав, указывает, что острый гайморит возник из-за наличия в пазухе носа инородного тела – пломбировочного материала — цемента, о котором она не была поставлена в известность ответчиком при проведении стоматологического лечения, а именно перед установкой имплантата и о возможных осложнениях после установления имплантата в связи с наличием данного инородного тела.

Как следует из заключения № врачебной экспертной комиссии *, согласно снимкам ОПТГ от 04.06.2008г., 11.06.2008г., 17.07.2008г., 13.09.2008г., 22.09.2008г., 11.02.2009г., сделанным истцом у ответчика в верхней части правой верхнечелюстной (гайморовой) пазухе определяется рентгеноконтрастное инородное тело рельефной формы.

Однако, основываясь на данных записях в медицинской карте ответчика и актов выполненных работ пациентки 04.06.2008г. ей были проведены только консультация, диагностический снимок ОПТГ и составление плана лечения. Никакие стоматологические вмешательства в этот день пациентке не проводились и, учитывая, что на диагностическом снимке ОПТГ от 04.06.2008г. в верхней части правой гайморовой пазухе уже выявляется инородное рентгеноконтрастное тело, можно утверждать, что оно попало в правую гайморову пазуху раньше, то есть до обращения истца к ответчику за оказанием стоматологической помощи.

Между оказанием истцу медицинских услуг по установке имплантата в области 1.5 зуба 31.07.2009г., и возникновением у нее заболевания острого гайморита, лечение которого было проведено в ГКБ №  в период с 14.09.2009г. по 02.10.2009г. прямой причинно-следственной связи не усмотрено. Довод истца о том, что ответчик не довел до нее информацию о наличии инородного тела в верхней челюстной пазухе перед установкой имплантата и не предупредил о возможных осложнениях после его установки в связи с наличием инородного тела, что является нарушением личных неимущественных прав истца на полное обследование и права на здоровье, является несостоятельным ввиду отсутствия прямой причинно-следственной связи между проведенным ответчиком лечением и наличием у истца инородного тела в верхней челюстной пазухе, находящегося вне зоны операционного поля.

Наличие причинно-следственной связи между информацией о присутствии инородного тела, проведенным стоматологическим лечением ответчиком и возникновением гайморита, судом не установлено.