Пахнут деньги нафталином

KMO_147608_00007_1_t218_142150Кредитная потребкооперация (КПК), зародившаяся в России еще на заре ХХ века в виде касс взаимопомощи на крупных предприятиях, сегодня угасает. В докладе Банка России, посвященном развитию этого сегмента финансового рынка, говорится, что популярность кооперативов у населения крайне низка, хотя потенциально они могли бы заменить микрофинансовые организации (МФО), выдающие займы под крайне высокие проценты. Сегодня членами КПК по всей стране являются только 1,3 миллиона человек — 0,9 процента населения.

Согласно исследованию, проведенному НАФИ по заказу ЦБ, за последние пять лет услугами КПК воспользовались только три процента опрошенных, а 93 процента никогда не обращались в подобные организации. Уровень осведомленности людей о том, что собой представляют кредитные кооперативы, тоже крайне низок: только 11 процентов респондентов хорошо знают, что это такое. Для сравнения: по данным Всемирного совета кредитных союзов, средняя вовлеченность населения планеты в деятельность КПК составляет около восьми процентов, а в некоторых регионах этот показатель достигает 46 (США) и даже 75 процентов (Ирландия).

В России людей, пользующихся услугами кредитной кооперации, становится все меньше. Кооперативы закрываются один за другим. Судя по реестру регулятора, с 2013-го по 2017 год в УрФО количество КПК сократилось с 239 до 91-го. Найти информацию об уцелевших тоже оказалось непросто. Некоторые бывшие собственники, объясняя причины закрытия своих фирм, сказали, что кооператив испытывал трудности с возвратом займов: дескать, брать чужие деньги люди любят, а возвращать свои не хотят.

Ирина Шиловская, зампредседателя правления такого кооператива, расположенного в Каменске-Уральском и сегодня находящегося в стадии ликвидации, рассказала «РГ» о другой проблеме: многие банки отказываются заключать с КПК договоры операционного обслуживания.

— Я считаю, что нас просто пытаются убрать с рынка. В большинстве банков прямо заявили, что не работают с организациями, выдающими займы физлицам. Мы жаловались по этому поводу в Центробанк, но ответа не получили. Пытались изменить ситуацию, обратившись в саморегулируемую организацию, в которой состоим, и тоже ничего не добились. Думали идти в суд, но посмотрели судебную практику и поняли, что решение будет не в нашу пользу. Дело в том, что по 115-ФЗ банк имеет право отказать в расчетно-кассовом обслуживании клиенту, если возникли любые подозрения в его добросовестности, даже необоснованные, — сетует Ирина Шиловская.

Дело в том, что упомянутый закон относит КПК и МФО к категории высокого риска и поэтому обязывает банки часто их проверять. Ну а кредитные организации предпочитают просто не работать с небольшими кооперативами.

В большинстве банков кооператорам прямо заявили, что не работают с организациями, выдающими займы физлицам

По словам Шиловской, сейчас на рынке остаются либо крупные игроки, чей оборот составляет свыше 100 миллионов рублей в месяц, а количество клиентов превышает три тысячи человек, либо те, кто выдает займы и принимает вклады, не проводя их через банковский счет, то есть, по сути, работает в теневом секторе. Директор СРО «Кооперативные финансы» Александр Соломкин считает, что кредитная кооперация либо заполняет нишу финансового рынка, откуда уходят более крупные игроки, либо развивается там, где элементарные финансовые услуги просто отсутствуют. Там, где рынок банковских услуг хорошо развит, количество КПК крайне мало.

Между тем регулятор в своем докладе подчеркивает: кооперативы нужны, потому что они, во-первых, обеспечивают доступ малообеспеченным людям к сравнительно недорогим заемным средствам, а во-вторых, помогают микробизнесу встать на ноги и сформировать позитивную кредитную историю, чтобы в дальнейшем кредитоваться в банках. В ЦБ согласны, что этот сегмент рынка переживает стагнацию, вызванную как внешними факторами, так и внутренним кризисом. Однако убеждены, что возродить кредитную кооперацию можно, проведя широкую информационную компанию по привлечению внимания людей к работе КПК.

Компетентно

Евгений Стрельников, доцент кафедры финансовых рынков и банковского дела УрГЭУ:

— Банк России придерживается позиции ужесточения требований не только к кредитным потребительским кооперативам, но и к другим структурам, работающим на рынке микрофинансирования (сюда относятся также микрофинансовые и микрокредитные организации и ломбарды). В отношении КПК ситуация осложняется еще и тем, что их владельцы не инвестируют в бизнес собственные средства, а существуют за счет привлечения денег граждан. Чтобы люди принесли в кооператив свои сбережения, нужно предложить им выгодные условия, высокую процентную ставку. В погоне за деньгами в 2015-2016 годах многие кооперативы превратились в некое подобие финансовых пирамид. Именно с этим отчасти связано ужесточение контроля со стороны ЦБ. Я считаю такую политику вполне приемлемой, хотя и жесткой. Конечно, среди КПК есть и добросовестные игроки, и им сегодня действительно сложно соревноваться с другими финансовыми институтами. Думаю, большинство из них выживет и, несмотря на сокращение объемов, займет свое место в той архитектуре финансового рынка, которую строит ЦБ.

Евгений Виреховский, генеральный директор СРО КПК «Союзмикрофинанс»:

— Кооперативы страдают от усилившегося надзора за их деятельностью. Я считаю, что надзор должен быть соразмерен величине организации. У нас 60-70 процентов КПК по стране находятся в отдаленных населенных пунктах, где недостаточно представлены банки. Поэтому отчасти они выполняют социальную функцию. Зампред ЦБ Владимир Чистюхин говорил о том, что регулирование финансовой сферы должно быть рациональным. Но сегодня все кооперативы стригут под одну гребенку, хотя они очень разные. Еще одна серьезная проблема КПК — недостаток «хороших» заемщиков. Люди закредитованы, и с возвратом денег часто возникают проблемы. Я думаю, выживут примерно 800 кооперативов по всей стране из 2000 существующих сегодня. При этом небольшие продолжат работу, если смогут разобраться с отчетностью.

Источник: https://rg.ru